01

Зона отчуждения Чернобыль

Ровно 30 лет назад, 26 апреля 1986 года произошла страшная катастрофа — авария на Чернобыльской атомной электростанции. Практически моя ровесница, между прочим. Меня тут спрашивали в комментариях, когда я напишу о своей поездке в Чернобыль. Вот — пишу.

В Чернобыле и Припяти я побывала в сентябре 2013 года. Попасть туда можно было вполне официально — с организованной группой и экскурсией. Как дело с такими поездками обстоит сейчас — не знаю, а тогда надо было просто оплатить тур — 8700 рублей — и отправляться в путь. В эту сумму входили билеты на поезд до Киева и обратно, проезд на автобусе до места назначения, экскурсия, обед.

Приезжали в Киев ранним утром, и мы ещё поехали гулять в центр Киева. Кто бы тогда знал, что это будет последняя прогулка перед долгим перерывом…

В автобусе по пути в Чернобыль показывают фильм о катастрофе, рассказывают историю городов и атомной электростанции.

А на «Газете.ру» сегодня в исторической онлайн-трансляции восстанавливают хронологию событий, произошедших той страшной ночью: http://www.gazeta.ru/science/2016/04/26_a_8196311.shtml Этот текст, кстати, и сподвиг меня написать о своей поездке. Рекомендую всем зайти на сайт и почитать эту трансляцию — она ужасает и пугает и одновременно даёт прочувствовать, что жить — это прекрасно.

Туристов на самом деле тогда, в 2013 году, в Чернобыльскую зону ездило очень много. Хотя, как сказал наш проводник Евген, «мы не туристы, а представители общественности с ознакомительным визитом». Правила поведения в Зоне строгие: вход и выход через КПП, экскурсия только с проводником, ходить можно только по дорожкам и там, где пойдет проводник. Желающих порыскать по кустам тоже много, но это чревато разными последствиями. В Зоне есть места, где вполне безопасно, а есть те, где до сих пор очень высокий уровень радиации. Можно просто постоять на зараженном мху, получить дозу загрязнения радиоактивными веществами и потом обнаружить это на КПП при проходе через дозиметр-турникет.

Вообще любые вещи в Зоне запрещено ставить на землю — чтобы не повергать риску загрязнения (не испачкать, конечно, а «подхватить» радиацию). Если это обнаружится при выходе из Зоны, вещь надо будет дезактивировать — отмыть. Если не получится это сделать — вещь конфискуют. Обувь, говорят, отмывается, и вообще такие случаи редки. Наша группа спокойно прошла на обратном пути контроль в полном составе.

Можно брать с собой воду и еду, но употреблять всё это можно только в автобусе или в помещении. Одежда должна быть закрытой — брюки, рубашка или куртка с длинным рукавом, закрытая обувь (желательно на толстой подошве). Трогать, собирать, рвать что—то и пытаться увести это с собой из Зоны, конечно, нельзя. О правилах вроде всё.

Что касается возможности облучения, то благодаря работам по очистке и консервации Зоны повышенные уровни радиации есть только в непосредственной близости от АЭС и в некоторых местах территории самой АЭС. Уровни, могущие привести к острой лучевой болезни, остались только внутри чернобыльского саркофага – огромного объекта «Укрытие»», хранящего за своими толстенными железобетонными стенами развороченный реактор. Когда туристы приходят на смотровую площадку у саркофага, дозиметры начинают ошалело пищать — здесь уровень радиации самый высокий. К примеру, сейчас на ЧАЭС он составляет 356 мкР/час, в Чернобыле — 17 (как и в Москве, кстати), в Киеве — 11.

Впечатления… Ощущение машины времени в действии. Когда случилась авария, многие вначале не представляли, насколько страшная катастрофа произошла, потому что те или иные неполадки на станции были и до того дня. Те, кто работал на завалах сразу после взрывов, получали гамма-лучи с интенсивностью около 15 тысяч рентген в час. Людям жгло веки и горло, кожу лица стягивало, перехватывало дыхание.

«Здесь впервые я почувствовал воздействие больших полей гамма-излучения. Оно выражается в каком-то давлении на глаза и в ощущении легкого свиста в голове, наподобие сквозняка. Эти ощущения, показатели дозиметра и увиденное во дворе окончательно убедили меня в реальности случившегося…» — из воспоминаний очевидца.

А с Чернобыльской станции сообщали, что произошел пароводяной выброс. Эта формулировка считалась официальной точкой зрения руководства атомной станции. Телевидение и связь отключили, дети пошли в школу, люди — на работу.

— Анна Ивановна, папа сказал, что на станции случилась авария…

— Дети, аварии бывают достаточно часто. Если бы случилось что-то серьезное, нас бы предупредила городская власть. У нас тема: «Коммунистическое движение в советской литературе». Леночка, выходи к доске…

Так начался первый урок 26 апреля в припятской школе, об этом вспоминает в свой книге «По ту сторону Чернобыля» Валентина Барабанова, учительница французского языка.

«Апрельское солнце жгло немилосердно. Опьяняющие запахи тополиного пуха и яблоневого цвета разносило по городу. Девочки-подростки в купальниках загорали в песчаных карьерах. Маленькие мальчики ныряли с пирса в реку Припять. Моя подруга Анна вместе с тремя сыновьями стояла на крыше своей девятиэтажки и рассматривала в телескоп верхушку атомной станции. Гигантские бетонные глыбы свисали с арматуры, которая создавала стену 4-го блока. Снизу закричал сосед: «Спускайтесь немедленно! Вы видите мерцание – это означает, что реактор открыт. Вы облучены». Три сына Анны получили радиацию открытым излучением», – пишет Валентина Барабанова.

Многие из очевидцев вспоминают именно это страшное сочетание — апокалипсис на фоне цветущей весны и жизни. Эвакуация из Припяти началась только 27 апреля. О радиации по-прежнему никто не говорил. Многие были уверены, что вернутся в город через несколько дней. Что такое радиация в городе, где каждый второй атомщик, понимали на самом деле не все.

«Картина была страшная: в песочнице играют дети, а по улицам ездят бронетранспортеры, повсюду стоят солдаты в химзащите и с противогазами», — из воспоминаний очевидца.

«Эта картина до сих пор стоит у меня перед глазами, — признается ликвидатор Александр Лощинский. — На опустевших балконах висит белье, которое хозяева хотели высушить, но уже не смогли забрать. В открытых окнах развеваются занавески. Повсюду транспаранты «Мир! Труд! Май!» — город готовился встретить первомайские праздники, когда произошла катастрофа. А на деревьях вокруг — ни единого листочка. Они облетели после того, как их полили специальным раствором, превращающим радиоактивную пыль в пленку. Зато почему-то сохранились яблоки. Представьте: голые ветки, а на них — яблоки, как на детских рисунках. А на нижних ветвях сидят куры. Почему они решили перебраться на деревья, не знаю. Ни до, ни после я ничего подобного не видел. Мороз по коже пробирал».

После катастрофы была создана так называемая Зона отчуждения, разделенная на три территории: зона непосредственно около ЧАЭС, 10-километровая зона и 30-километровая зона. С этой территории были эвакуированы несколько сотен тысяч человек. Оставляли всё, поэтому так много вещей в домах — уезжали в спешке. Некоторые потом вернулись и теперь живут как самосёлы, хотя это запрещено. Около полумиллиона человек приняли участие в ликвидации последствий катастрофы.

30 лет – много это или мало? С точки зрения человека – достаточно, это возраст расцвета и возможностей. С точки зрения катастрофы – ничтожно мало, это время примерно равно периоду полураспада цезия-137.

Чтобы въехать в 30-километровую зону, мы проходим через контрольно-пропускной пункт «Дитятки». Обязательный пункт осмотра – села Залесье и Копачи. Многие села были засыпаны целиком – от них остались только холмики, поросшие деревьями, но тут можно зайти в брошенный детский сад – на месте игрушки, кроватки, детские книжки. Всё только разбросано и присыпано пылью тридцати лет. Кстати, говорят, что Зона долго сохранялась нетронутой – мародёры появились не сразу, и годами дома стояли так, как будто их жители уехали только вчера.

Проходим через КПП «Лелев» — въезд в 10-километровую зону. Мистическое место – Рыжий Лес на месте западного радиоактивного следа от первого, самого мощного выброса от взрыва 4-го энергоблока. Здесь до сих пор высокий уровень радиации.

На смотровой площадке у четвёртого энергоблока все бросаются фотографироваться с дозиметрами. Когда я была в Чернобыле, там только возводили дополнительную  защитную арку, которая потом должна была ещё раз «накрыть» «Укрытие». Мы посмотрели и огромных сомов, которые плавают в реке. Говорят, что они уже не от радиации такие большие, а сами по себе (и потому, что все туристы кормят их хлебом).

Когда мы приехали в Припять, то после рассказа Евгена была возможность немного самим походить по городу. Чувство обреченности, печали и в то же время, удивительно, спокойствия – здесь на самом деле остановилось время, здесь нет ничего, кроме зданий, которые стремительно отвоёвывает лес; яблонь, с которых осенью опадает целый ковёр спелых яблок; грибов, которых в этом городе-лесу полно, но которые некому и незачем собирать. Иллюстрация того, что будет, если не будет человека. Будет жизнь, будет природа, и, наверное, через сколько-то лет человеческий след совсем истончится. Сейчас его в Припяти ещё видно.

Что осталось в Припяти? Парк аттракционов и колесо обозрения – большое, ржавое, но целое – настоящий символ Зоны. Детский сад и школа, бассейн, стадион, кинотеатр, пристань с затопленным причалом, милиция, горисполком – первый штаб ликвидации последствий аварии; отель «Полісся», больница, которая приняла первых пострадавших от аварии и ее ликвидации. Многие постройки уже едва угадываются за деревьями. Идёшь по лесу – и понимаешь внезапно, что идёшь ты по улице, в кустах виднеются стелы с коммунистическими плакатами, а еле видный асфальт взрывают корни деревьев и захватывает мох. Есть тут и дикие звери – мы видели следы кабанов и из окна автобуса – живого волка.

После был обед в столовой Чернобыля – очень вкусный, кстати. А я всё думала – что понять и принять эту катастрофу очень сложно. И невыносимо жаль, когда смотришь на покинутый город – всё тогда могло сложиться по-другому, но сложилось так. Спасибо всем, кто спас мир. Мороз по коже каждый раз настигает меня, когда я пересматриваю фотографии оттуда. Пусть всегда будет мир.

Мария БАХИРЕВА, фото автора

Зона отчуждения Чернобыль: 6 комментариев

  1. Маша,прошибло до слёз. Вчера с папой вспоминали этот день. Он ведь служил на Украине тогда, под Житомиром.

    1. Вчера многие вспоминали этот день. Хотя раньше я об этом почти не думала.

  2. А мне вспоминается куча такси с украинскими номерами возле роддома в Москве откуда забирал Анну ровно через месяц после аварии

  3. Я тут занялся небольшим подсчетом. Известно, что в плодах банана содержится радиоактивный изотоп калия — калий-40. Так вот, если в течение года есть по одному банану в день, то вы получите суммарное облучение в районе 36 микрозивертов (3600 микрорентген). Соответственно, получить дозу облучения на ЧАЭС в 356 мкР за час нахождения там — это примерно тоже самое, что съесть за 60 минут 36 бананов. Вывод: товарищи, не увлекайтесь этими тропическими фруктами.

  4. Маша, спасибо, что поделилась! Сегодня мужу переведу твой рассказ на французский. Меня всё же поражает, что туда пускают, те же фото с дозиметром у четвёртого энергоблока, разве это безопасно?

    1. Эля, спасибо за отклик! Я каждый год вспоминаю эту поездку. До нее, мне сейчас кажется, о Чернобыле я толком ничего не знала.

      Насчет фото (на нем, кстати, не я:)) — говорят, что безопасно. Фон там, конечно, выше, чем в целом по окрестностям, но для десятиминутной остановки не страшен. Нас очень строго инструктировали, как себя вести — ходить только там, где покажет проводник, никуда не отклоняться, не ходить по неасфальтированной земле, ни в коем случае ничего не брать «на память». Самый высокий уровень радиации сейчас непосредственно внутри саркофага, куда, конечно, никого не пускают. Когда мы там были, кстати, как раз возводили защитную арку — по-моему, с участием французских специалистов.

      Интересно отношение Дама к этому. Вы смотрели кино? Что он думает по поводу Чернобыля? Мы с Сашей после просмотра обсуждали, что для нас это близкая тема, но для иностранцев — это примерно как Хиросима и Нагасаки для нас, наверное. Если Дам поделится мыслями и впечатлениями — расскажи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>