Главная

Полная Чухлома

Про внедорожную экспедицию «Полная Чухлома» ходят легенды. Я не раз слышала восторженные рассказы непосредственных её участников, многие из которых ездят на «ПЧ» каждый год, не боясь ни ноябрьской слякоти, ни разбитых дорог, ни расстояний. Да ещё вывозят с собой грудных младенцев, собак и кошек! В ноябре 2012-го я участвовала в этом странном приключении в роли штурмана одного из экипажей.

Текст: Елена Зарубина, фото автора

Организует поездку группа «Там. В России» (www.there.ru). В этом году в экспедиции участвовали 350 экипажей. А начиналось всё в 2006-м всего с двух машин.

Все участники делятся на два потока: это «эгегейцы», путешественники на огромных вездеходных автомобилях, которые могут преодолеть любое бездорожье и грязь (её в эту пору достаточно), и все остальные, «геоджиперы». Главная цель тех и других – найти по заданным координатам спрятанные в костромских лесах «жемчужины» (достопримечательности, промежуточные стоянки) и выйти в конце концов к финишному лагерю, к огромному «пионерскому» костру. Тут происходит награждение вынесших все тяготы походного быта.

Погода в этом году преподнесла всем нам сюрприз. Дороги раскисли из-за очень теплой осени и дождей. Машины вязли в грязи, иногда было страшно и холодно, но я не жалею о своём решении поехать. Жалею о том, что всё слишком быстро закончилось.

Посмотреть удалось далеко не всё, что хотелось, самое обидное – мы не добрались до невероятного лесного терема в Осташеве. Поэтому я уже подумываю о том, не поехать ли снова в этот удивительный «тур» на будущий год.

В этом году экспедиция проходила по западной окраине Костромской области, через Судиславль, Галич, Чухлому. Это край с длинной, непростой, очень интересной историей. К сожалению, сегодня будто «вынесенный за скобки». Потерявшийся во времени. Когда-то здешние поселения выполняли оборонную функцию – тут проходила граница с воинственным Казанским ханством. По берегам крупных рек строили крепости-осады, защищавшие берег от плавучих татарских отрядов. По берегам мелких речушек строили так называемые слободки, заранее предупреждавшие о грядущем нападении. Когда Казань была взята и надобность в обороне отпала, эти места были быстро заселены и приобрели вполне мирный облик. Основным занятием жителей всегда было плотницкое дело, леса ведь очень много (вернее, было много до недавнего времени). Сооружались многоярусные, украшенные немыслимой резьбой терема. Они стоят и радуют глаз до сих пор – так разумно и мастерски они были выстроены.

Деревянная архитектура

 

К сожалению, жители покидают эти когда-то многолюдные села и деревни. Исход начался еще в 19-м веке и продолжается до сих пор. По разным причинам угасали традиционные занятия и ремесла, целые семьи переезжали на жительство в города, бросая иногда всё своё хозяйство. Когда 100 лет назад сюда протянулась железная дорога, начали хиреть старинные села вдоль древнего торгового тракта. Относительно недавно, когда прекратилась промышленная заготовка леса, были большей частью разобраны дороги-узкоколейки. Многие поселки оказались фактически отрезаны от внешнего мира и быстро обезлюдели…

Бывшая деревня Залужица

 

Вереницами стоят пустые деревни без указателей названия, иногда – с одним-единственным жителем. Спрашиваешь у него дорогу, и он отвечает так, будто ждал тебя всю жизнь. Огромные северные дома-усадьбы производят «постатомное» впечатление. На окнах висят любовно вышитые занавески, на подоконнике сидят куклы, тут же валяются детские сандалики, корзинки, книги, посуда, пчелиные соты, в печи стоят чугунки, на сеновале – теплый летний запах. А со стен смотрят парадные портреты хозяев…

Мёрзлая слободка

 

Заброшенная школа

 

У любителей «заброшек» есть негласное правило: если ты заходишь в пустой дом – ни к чему не прикасайся и ничего не бери с собой. Относись ко всему, что видишь, как к музейным экспонатам. И, главное, мысленно проси прощения за вторжение.

 

Опустевшие деревни медленно, но уверенно зарастают лесом. Подчас о том, что тут жили люди, напоминают только одиноко стоящие каменные храмики – маяки в тайге. Такую странную до мурашек картину я наблюдала не раз за эту поездку. Внутри – резные деревянные иконостасы, пустые, разобранные, остатки росписей, кованые изыски. Лес пробивается сквозь каменный пол, лес растет на крыше… И красиво это, и страшно. Жизнь теперь сосредоточена в небольших, но по местным меркам оживленных городках и посёлках.

Заброшенный храм

 

Галич – тихий городочек с населением 17000 человек. Сложно поверить, но когда-то, в далеком XIII веке, он был крупнее и значительнее Москвы. Ему бы побольше любви и внимания, и турист бы повалил валом. Здесь каждый дом – с особинкой. У одного роскошное кованое крыльцо, у другого красивейший балочный фасад, у третьего такие наличники, что видавшие виды москвичи-туристы цепенеют от изумления. Все дома жилые и по вечерам светятся оранжево-тепло. Хорошо сохранились торговые ряды – видно, какой это был богатый и шумный город.

Сусанино. Мысленно поставила галочку напротив этого названия — «обязательно вернуться». Город стоит на высоком холме, улицы фотогенично спускаются-стекают вниз, широчайшие виды на окрестности завораживают. Здесь, в Сусанино (прежде – Молвитино) художник Саврасов написал свою самую известную картину — «Грачи прилетели». Есть много версий того, какую церковь он изобразил у себя на полотне. Большинство уверено, что это Воскресенская церковь, в которой сейчас музей подвига Ивана Сусанина. Она удивительно красива, даже в ноябрьскую хмарь.

Сусанино

 

Чухлома. В самом слове – Чухлома – многим слышится что-то захолустное, затрапезное, замшелое… Мне это название кажется теплым, спокойным и домашним. Здешняя провинциальность – не отталкивающая, а радующая глаз, греющая… Люди живут в своих резных теремах спокойно и достойно, разговаривают между собой и со случайными туристами удивительно мягко, беззлобно. Жалко, но в наших краях таких интонаций уже не услышишь.

Пара интересных фактов из истории города.
После войны 1812 года в Чухломе осталось семеро пленных французов, они были записаны в чухломские мещане. Так что у многих чухломичей в жилах течет французская кровь.
И ещё. Долгое время при въезде в Чухлому брали налог – пара булыжников или пять копеек, шедшие на сооружение мостовой в центре города. Она цела до сих пор, эта мостовая, только немного заросла травой.

Солтаново

 

Одна из последних точек путешествия — конезавод в Медведках, основанный купцом Скалозубовым 110 лет назад. Никак не ожидаешь увидеть в такой глуши чистенькие конюшни с манежем и адекватных работников, которые с гордостью показывают своих «лошадок». К следующему лету планируют построить гостевой дом с удобствами.

Забавно было видеть, как водители полноприводных автомобилей в клубных наклейках восхищенно смотрят вслед удаляющейся коняшке с телегой, которой правит маленький мужичок в лохматой ушанке.
Тут же — остатки небольшой усадьбы Бартеневых, но осмотреть их не удалось — сугробы.

Последний, финишный лагерь экспедиции «Там. В России» — вблизи того самого Исуповского болота, куда, по преданию, Иван Сусанин завел отряд поляков. Войско двигалось в сторону Костромы, дабы помешать воцарению 16-летнего Михаила Романова. На предполагаемом месте подвига — памятный камень. И это — точка в нашем путешествии.

Желающие присоединиться к движению «Там. В России» — заходите на сайт. В проектах – много интересных поездок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>