Памир

Памирский тракт

С вольным путешественником Игорем Холоповым я познакомилась благодаря Гале Ахсахалян, подруге и коллеге. Игорь вместе с женой Наташей путешествуют по миру на мотоцикле и забираются в такие места, куда не каждый путешественник доедет. В газете мы публиковали несколько историй из таких поездок, сейчас я потихоньку начну их выкладывать на сайт — это бесценный опыт и очень интересные рассказы.

Текст: Галина Ахсахалян, фото Игоря Холопова

Сегодня мы расскажем о путешествии, совершить которое под силу не каждому. Игорь Холопов, путешественник с 40-летним стажем, сказал: «Никого не зову на эту трассу. Ее надо выстрадать. Высоты 3,5-4,5 тысячи метров, опасные дороги, погранзона, недавние события в Оше – все это может остановить кого угодно. Но у нас была идея-фикс – пройти Памирский тракт. И мы это сделали». Мы – это Игорь Холопов и Андрей Чумаков, вольные путешественники.

Вольные путешественники перемещаются по дорогам мира пешком и автостопом. Маршрут разрабатывается традиционным русским способом: после третьей. У Игоря, впервые попавшего в Азию во время свадебного путешествия в 1980 году, за плечами путешествия в такие непростые страны, как Афганистан, Пакистан, Иран, а также Йемен, куда МИД России ездить не рекомендует. Сам он называет свои маршруты «путешествиями психологического шока». Андрей не был в Азии десять лет (как сказал ехидный Холопов, находился в анабиозе и воспитывал детей). Прошли маршрут Душанбе – Хорог – Ош.

 

Овеянный легендами
Памирский тракт – знаменитая дорога Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) в Таджикистане. Его строили с конца прошлого века русские люди для охраны южных границ и для борьбы с басмачами. Всегда был овеян легендами. Это часть Великого Шелкового пути. Редкие куски хроники рассказывают, в каких нечеловеческих условиях он строился.

Участок Ош-Хорог длиной 700 километров – одна из самых сложных и высокогорных дорог мира. В первые годы эксплуатации (30-е годы прошлого века) водителю, совершившему по Памирскому тракту три рейса, давали орден. Самый сложный участок – Ваханский коридор, об него спотыкался сам Марко Поло.

Мы передвигались «цивильным» автостопом. Основатель автостопа Антон Кротов очень чтит чистоту этого движения и считает людей, которые платят за проезд, не совсем правильными вольными путешественниками – но мы платили. Не потому, что у нас денег много, а потому, что времени мало. Ресурс автомобиля, который ездит по этой трассе, недолог. Еще и поэтому мы платили водителям. Периодичность появления машин на трассе непредсказуема: стопить без денег можно и день, и два, и три. Чаще всего нас подвозили профессиональные дальнобойщики, которые гоняют в Китай.

Памирский тракт – это огромные высоты. Перевалы 3800, 4600. С дороги открываются прекрасные виды на шеститысячники. Мы набирали высоту постепенно, в нужных местах делая дневки. Когда жизнь проходит на высоте 100 метров, высоты, конечно, бьют по носу. В нашем кефирно-инфарктном возрасте надо делать на это поправку. Лучше ехать до мая или осенью, иначе мозги плавятся и капают на сапоги. Мы были в октябре.

 

Дорога
От Душанбе дорога идет над Пянджем. Ширина кое-где в одну машину. Кругом скалы, водопады, на машины течет вода, нависают огромные камни, которые могут упасть в любую минуту. При мелком дожде или ветре все это может посыпаться. Страшно, честно говоря. В горах страшно всегда. Опасность подстерегает всюду. Ты должен быть готов к тому, что может начаться камнепад. Мы видели, как мимо нас с шуршанием, со свистом пролетали камни, словно выпущенные из пращи. Местные относятся к этому спокойно, а мы выбегали из машины и смотрели, как эти камни, маленькие и большие, падали в Пяндж.

По Пянджу проходит граница с Афганистаном, на той стороне – афганские кишлаки. Когда река успокаивается, слышно, как на том берегу разговаривают. По злой воле правителей единый народ разделили. А родственные связи остались. По выходным на нейтральной территории происходит действо – афгани-базар. Здесь встречают родных и выбирают невест. Приезжают афганцы и таджики со своим товаром. 90% оборота – китайское тряпье. Но приносят и кустарные изделия. Что может афганский дехканин привезти в развитую страну Таджикистан? Привозит пипочку из графита, атрибут афганских модниц, – чтобы брови подводить. Я там купил грубые необработанные камни. Знакомый огранщик сделает из них украшения моей жене.

Пять лет назад ушли российские погранцы, с тех пор мужественные таджикские пограничники забили на всё. Служба у них вялотекущая – можно проехать десятки километров и ни одного погранца не встретить. Пакет с наркотой можно запросто перебросить через реку. Дороги, построенные в советское время, еще более-менее. Но сейчас они не ремонтируются, и многих мостов нет. Дорога, как и граница, потеряла свое стратегическое значение.

 

Хорог
Хорог – это центр Горного Бадахшана. Очень приятные радиалки мы там делали. Посетили бальнеологический курорт с горячими источниками Гарм-Чашма. Похоже на турецкую Каппадокию, только поменьше и подешевле.

Каждый день что-то происходило, чему-то мы удивлялись. В Хороге уникальный, самый высокогорный в бывшем СССР ботанический сад. Там огромное количество фруктовых деревьев, мы от пуза наелись. На выезде из Хорога – памятник легендарному ЗИСу, первопроходцу Памирского тракта.

 

Памирцы
Вольные путешественники общаются с самыми разными людьми. Были те, кто хотел на нас заработать. Другие обижались, что мы предлагаем им деньги. Большинство говорит по-русски. Русский язык учат, потому что надежда на Россию. Они спят и видят, что их присоединят к России каким-то образом.

Бадахшан жил благодаря СССР. Это написано краской на скалах, выложено в камне. ГБАО щедро дотировалась, и всем жилось неплохо. Вскоре после распада Союза началась гражданская война. Нормальные, хорошие люди воевали между собой.

Когда наши оттуда ушли, разрушили все военные городки, все военные базы. Мы чувствовали боль за людей, от которых отказалась Россия.
Памирцы очень гостеприимны. «Пойдем почайкуем!» – самая распространенная фраза в ГБАО, причем дадут они не только чай. И оставят ночевать. Люди незнакомые, малознакомые как братья. Женщина села в маршрутное такси с мороженым и угостила водителя, он спокойно откусил. Так принято, это норма у них – жить по-братски.
Памирцы – исмаилиты, их религия допускает больше вольностей. Они не так строго держат пост, могут выпить вина. Женщины современные, раскрепощенные, о чадре не может быть речи. Может, сказалось то, что Советский Союз был так долго.

 

Еда
Невкусной еды на Востоке нет. Никто не готовит на 2-3 дня, пища всегда свежая, приготовленная на твоих глазах. Процентов 70-80 составляют мясные блюда. Баранина в основном, говядина, мясо яков. Традиционные блюда: кебаб, шашлык, манты.

На улице едой не торгуют, надо зайти в кафе. Порции огромные. В Душанбе мы нашли молочное кафе, какое не сыщешь здесь. Нет одиозно-восточного обилия жирного, острого. Пьют чай, в высокогорье – шир-чай. Это черный чай хорошего качества с молоком и добавлением ячьего или сливочного масла, чуть подсоленный. Ячье масло – на вкус что-то среднее между кокосом и советским сыром.

– А где они деньги берут на еду, если бедная страна? Наркотрафик?
– Нет-нет, обкуренных людей мы не видели совершенно. Ни одного пьяного. Никто не пьет пиво на улице. Я не видел ни одной валяющейся бутылки или банки. Когда я выпил бутылку пива, мне было стыдно ее в урну положить, потому что там одни фантики от мороженого. Причем в продаже вина хоть залейся. Общая культура народа гораздо выше. Уважают пожилых людей, в автобусе сразу уступают место. Часов в 9-10 вечера можно пойти в кафе, ничего не опасаясь. Мы ходили, нас обслужили прекрасно, цены минимальные.

– Наша молодежь пьет, потому что не видит цели в жизни, а там она есть?
– Там другое восприятие действительности. Нет суеты, злобы, зависти, люди гораздо добрее. Хрупкие вещи строят без поправок на вандалов. Детские городки не разбитые, не исписанные. У меня язык не поворачивается сказать «слаборазвитые народы Востока». Нам учиться и учиться у них. Культуре, братству.

 

Яки
Больше на этих высотах никто не живет. Яки – веселые безбашенные животные, бегают везде, хвост трубой. Когда хоронят чабана, на погосте ставят шест с хвостом яка. Много мы их видели. Основное занятие мужчин – скотоводство.

 

Мургоб
Мургоб – самый высокогорный райцентр. Караван-сарай, скоротечное братство одиозных дальнобойщиков. Лампочка на 100 Вт горит как на 15. Зарядка аккумуляторов не реагирует на слабый ток. Чурек из тандыра скрипит на зубах высокогорной пылью.

На перевалах жестоко болит голова. Проклинаю свое курево. Радиальные выходы в горы даются тяжело. Жесткая, потрясающая красота высокогорной пустыни. Многокилометровая колючая китайская граница. Гостиница – войлочная юрта. Звезд (на небе) – сколько хочешь.

Полноприводной «Ниссан» едва справляется с раздолбанной трассой. Привычной шмон на границе – и мы в Кыргызстане. Ждем вкусный, сочный Ош. К сожалению, в Ош мы попали невовремя. Город на военном положении. С сожалением улетаем домой.

Помотавшись почти месяц по дорогам Памира, не видели ни одного русского туриста. Зато постоянно общались с людьми из других государств, которым Памир интересен. Немцы, швейцарцы, американцы, англичане встречались постоянно. И даже ребята из Малайзии. Люди, мир открыт и принадлежит каждому. Смотрите на него широко открытыми глазами.

P.S. Пока готовился этот материал, вышел практический путеводитель по Памиру на русском языке Антона Кротова.

 

Советы от Холопова

1. Заброска. Поезд до Душанбе идет 100 часов. Кроме того, чтобы попасть в Таджикистан на поезде, надо пересечь границы трех государств: Туркмении, Казахстана и Узбекистана. Туркмения – визовая страна для России, одна из самых сложных азиатских стран. Поэтому рекомендую лететь самолетом. Можно найти относительно дешевые билеты. Мы летели через Оренбург. Это дешевле, чем прямой рейс Москва-Душанбе.

2. Документы. Маршрут, который мы прошли, теоретически возможен и по российскому паспорту. Но я бы не советовал так смело экспериментировать. Возьмите лучше загранник. Страна безвизовая, там можно находиться 90 дней без визы. Просто ставят штамп – бесплатно. Но в российском паспорте нельзя ставить штампы. Чтобы путешествовать по стране, нужна регистрация. Это стоит $30. Чтобы попасть в ГБАО, нужна отдельная регистрация, это еще $30. Делается на месте за один день.

3. Рекомендации. На Востоке очень любят дорожные грамоты. Запаситесь рекомендательными письмами со множеством печатей. Еще лучше, если у вас будет приглашение от знакомого таджика.

4. Подготовка. Путеводителей по Таджикистану не выпускают давным-давно, а советские безнадежно устарели. Лучшее на сегодняшний день – это путеводители Антона Кротова. Стоят они всего 100 рублей. У нас был путеводитель по Средней Азии, сейчас вышел первый русскоязычный путеводитель по Памиру. В Душанбе для желающих увидеть Памир проводится семинар «Изба Кротова». Кстати, в Душанбе гораздо легче, чем в Москве, сделать пакистанскую, иранскую, афганскую визу и посетить эти страны.

5. Помощники. Самый непростой участок – Мургоб-Ош. Если не хочется ехать в кузове вместе с контрабандным скотом, надо найти Саида, который работает на этом участке перевозчиком. Координаты у меня есть. Все полезные телефоны я дам тому, кто покажет мне билет до Душанбе или до Оша.

6. Фотосъемка. Если хотите привезти домой фотографии, возьмите с собой запас батареек. Зарядить аккумуляторы будет негде.

И самое главное: забудьте страх – и в дорогу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>