Соловки — пять дней вдали от материка. Часть 2

sol_4ab

Во время пребывания на Соловках (первая часть рассказа — здесь) застали мы и снег с градом. Замерзшие тяжелые капли хлестко лупили не успевших спрятаться путников. От мощного ветра глаза заливало водой, застилая обзор. Меня спасли предусмотрительно захваченные из дому велосипедные очки против дождя и ветра.

Текст: Оля Каронь, фото автора

За пару дней мы осмотрели все возможное в пешей доступности и в рамках автобусных экскурсий побывали у источника какой-то особеной воды. Она оказалась мутной, для нас выглядела даже грязной, но гид нахваливал и приглашал попробовать. Химически очень чистая, надо только подождать, пока песок осядет. Оказалось, вода в порядке, никаких непредвиденных сенсаций с желудком после нее не произошло.

Посетили мы и ботсад. Это несколько километров от поселка. Называется это место Макарьевская пустынь. Красиво. Изобилие всяких полезных травок, много цветов и даже гималайская роза-шиповник. Говорят, привезли из Тибета от Далай-ламы.

Обязательно рекомендую экскурсию автобусом на Секирную гору, где был построен храм-маяк. Это очень красивое и наиболее почитаемое монахами место, потому что, по преданию, именно здесь в 1429 году высадились на Соловках Савватий и Герман. Храм был построен на вершине горы в 1861 году. На нижнем ярусе была церковь Михаила Архангела, наверху — церковь Вознесения.

В 1937 году церковь превратили в тюрьму СТОН. На дверях сохранился глазок, через который следили за заключенными. Тяжелое место. Может, потому, что в маленьком помещении церкви нас было больше 10 человек, а может, от рассказов гида о том, что тут происходило, мне было не по себе. Даже фотографировать особо не хотелось. Вообще если во всех других поездках обычно хотелось везде успеть, спешить, смотреть, обсуждать, то здесь настроение было задумчивым. У поляков я столкнулась с таким устойчивым словосочетанием «время для рефлексии». Вот эта рефлексия мне сопутствовала всю поездку. Собственно, зачем я и ехала.

Вдали от ежедневных забот я получила возможность посмотреть на свою жизнь со стороны. Каждый день несколько часов проводила в полном одиночестве и размышлениях. Это время пошло мне на пользу.

На следующий день оказалось, что шторм на море усиливается, с острова никуда выехать нельзя, даже на соседние острова, не говоря уже о возврате на материк. Местные жители покачивали головами: по прогнозам дней пять штормить будет, не уехать вам пока. Друзья писали смски, добиваясь конкретики: когда вас ждать в Москве?
— Вот шторм утихнет и поедем, – отвечали мы. Именно на Соловках я впервые прочувствовала, что же на самом деле означает выражение «ждать у моря погоды».

Договорились с хозяйкой о скидке на дальнейшее проживание. Мы только предполагали, когда сможем вернуться. Быть уверенным в этом было сложно. Ребята шутили, что если вдруг придется зимовать, то они и как строители справятся. Мне припомнилось, что я училась на кораблестроителя. Вдруг окажется, что до весны — буду помогать строить лодки?

В морском музее мы узнали не только об истории его создания и экспонатах на каждом стенде. Сотрудник музея с особым трепетом рассказывал о тех коллегах, чья жизнь, посвященная Соловкам, была короткой и яркой и трагически оборвалась намного раньше, чем стоило бы.
— Соловки они такие, манят и затягивают. Многие у нас так – приехали только на экскурсию, а потом остались жить…

Он говорил с улыбкой, но с легкой грустью и фатализмом умудренного опытом человека, с таким естественным смирением принимающего неотвратимые изменения в судьбах людей, попавших на Соловки, что мы даже заволновались.

Чтобы как-то себя развлечь, сходили на дамбу. Это 10 километров в одну сторону, на восточном конце острова. Пока шли по лесу, моросил мелкий дождик. В некоторых местах на дорогу были брошены стволы деревьев, чтоб идти было удобно, а не по колено в грязи. Мы разглядывали растения, попивали чай из термоса, заедали лесными ягодами. Когда вышли к морю – поднялся такой ветер, что никаких фотографий уже не хотелось. Возвращаясь, заглянули в сувенирную лавку.
— Добрый день.
— Добрый вечер, — отвечает тетенька.
— Ой да, уже вечер. А мы сегодня ничего полезного не сделали, только на дамбу сходили, и назад, а вы работали целый день, уже, наверное, устали?
— На дамбу? Сходили? Так это ж двадцать километров!
— А что дома сидеть, зато погуляли по свежему воздуху, ягод в лесу поели.

Купили сувенирчиков. Особо мне понравились деревянные птицы счастья и пряники-козули. Они для меня впоследствии стали источником вдохновения для изготовления целых серий праздничных расписных пряников.

Вечером были на службе, потом остались на встречу с митрополитом из США. Во время службы я размышляла о хитросплетениях событий, о неотвратимости и своевременности испытаний в течение нашей жизни, о важности тех уроков, которые преподносит нам судьба. И высылала горячие просьбы к мирозданию, чтобы благополучно вернуться домой.
Когда наконец-то из монастыря позвонили сообщить, что назавтра будет монастырский катер в Кемь, обрадовались все. Упаковали рюкзаки, рассчитались с хозяйкой, прибыли засветло на причал. Катерок был небольшой, с иконами Николая Угодника внутри и снаружи.

Дорога назад заняла четыре часа. Маленькое суденышко бросало на волнах, здоровенные дяденьки лежали, бледные, в трюме, пару человек стояло согнувшись на палубе – морская болезнь давала о себе знать. Я бегала по палубе фотографировать море с разных сторон, две девушки-монашки радостно пили чай с карамельками на ветру, но когда на очередной волне катерок сильно накренился и бортом зачерпнул водички – мы схватились друг за друга, мысленно повторяя в небо просьбы о благополучном прибытии. Как потом сказал капитан, кто в море не хаживал, тот не молился по-настоящему. Было и вправду страшновато, народ разговаривал все меньше. Кто мог — пытался уснуть, кого укачивало – бегали наклоняться за борт. Ветер был действительно пронизывающий, надо было непременно держаться за поручни, и тем, кто не озаботился перчатками в поездку, пришлось несладко: руки чуть ли не примерзали уже в первые пять минут. По сравнению с безмятежной погодой вначале , это была вторая сторона медали. Бледный коллега усмехнулся:
— А я же предупреждал: они заманивают, а потом Соловки покажут свой характер!..
И действительно, в течение этих пяти дней я погрузилась в таинственную атмосферу Соловков и познакомилась с богатой палитрой их осенних настроений. Ощущение собственной мизерности и власти стихии – это одно из самых больших впечатлений в этой поездке.

 

3 comments

  • Анна Морозова

    Как же интересно, живописно написано! Все картинки — перед глазами. Спасибо, Оля!

    • Оля Каронь

      Да, эта поездка произвела на меня сильное впечатление, и мне очень хотелось передать настроение. Рада, что удалось! :)

  • Маша Бахирева

    А мне ещё фотографии очень понравились. Передают впечатления и переживания. И хочется туда поехать, конечно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*