taksa

Всероссийский фестиваль такс и другие истории из жизни животных

Любите ли вы собачек так же, как люблю их я? С тех пор как у нас завелась такса по кличке Такса, эти милые животные стали мне встречаться везде. Оказывается, такса — зверь, любимый многими.

Текст: Мария Бахирева, фото Александра Лебедева

Общеизвестно, что Чехов обожал такс, даже его знаменитая «Каштанка» — это метис таксы, и Чехов весьма сурово отчитывал иллюстратора, который нарисовал Каштанку «бульдогом вместо таксы». Жили у писателя и настоящие таксы — черный Бром Исаевич и рыжая Хина Марковна. У брата Антона Павловича Михаила также была такса по кличке Йод. Дочку Хины и Брома звали Селитрой.

Антон Павлович мог часами разговаривать со своими таксами, писал им письма из-за границы, передавал приветы. Жили Бром и Хина в усадьбе в Мелихове, где сейчас каждый год проводится Всероссийский фестиваль такс! В этот день в музей можно прийти с собакой, и вас туда спокойно пустят. В этом году в Мелихове «таксовали» 19 июля. Не уверена, что я бы рискнула туда пойти с собачкой — всё-таки наша Такса других собак на дух не переносит, а особенно представителей своего рода. Но посмотреть на псиный слёт было бы интересно, конечно.

Поскольку о фестивале мне вам рассказать нечего, кроме того, что он вообще существует (зато можно запланировать его посещение в следующем году), поделюсь теми фактами о собаках таксах, которые нашла на просторах интернета.

Сам Чехов однажды пошутит, указав на длинное распластанное тело Хины с животом, почти касающимся земли, с коротенькими лапками, что эта порода собак произошла от скрещивания простой дворняжки с крокодилом. В письмах Антон Павлович «донимает» своих корреспондентов историями про собачек: «Мне прислали из Питера двух породистых таксов щенков, необыкновенно умных. Я предоставил в их полное распоряжение сад, и они целый день гоняются за курами, гусями и прочими посетителями сада, которые входа в сад права не имеют». Знакомы были Чехову и наши проблемы — он тоже переправлял такс между столицами, вот что он писал своему старшему брату, Александру: «Спишись со своим другом Лейкиным, которого ты так любишь, и привези от него двух моих великолепных таксов. Расходы по провозу собак — мои. Я отдам. Без собак не моги приезжать. Это очень милые животные, они будут всю дорогу утешать тебя. Ты их полюбишь, Саша». И так же искал для них передержку: «…таксы побудут у тебя дня два-три до моего приезда. Извини, что причиняю собачьи хлопоты. Но, что делать, больше не на кого свалить эту чепуху. Дневать таксы могут в кухне, а ночевать в нужнике». Ну и, конечно же, таксы сразу же построили всю усадьбу, разрыли горшки и все перепачкали: «Вчера, наконец, прибыли таксы, добрейший Николай Александрович. Едучи со станции, они сильно озябли, проголодались и истомились, и радость их по прибытии была необычайна. Они бегали по всем комнатам, ласкались, лаяли на прислугу. Их покормили, и после этого они стали чувствовать себя совсем как дома. Ночью они выгребли из цветочных ящиков землю с посеянными семенами и разнесли из передней калоши по всем комнатам, а утром, когда я прогуливал их по саду, привели в ужас наших собак-дворян, которые отродясь не видали таких уродов. Самка симпатичнее кобеля. У кобеля не только задние ноги, но и морда, и зад подгуляли. Но у обоих глаза добрые и признательные. Чем и как часто кормили Вы их? Как приучить их отдавать долг природе не в комнатах? И т.д. Таксы очень понравились и составляют злобу дня. Большое Вам спасибо», — писал Чехов Лейкину. Лейкин — издатель журнала «Осколки» и хозяин родителей чеховских такс, Апеля и Рогульки. Ему Антон Павлович регулярно докладывает о жизни любимцев: «Таксы Бром и Хина здравствуют. Первый ловок и гибок, вторая неуклюжа, толста, ленива и лукава. Первый любит птиц, вторая тычет нос в землю. Оба любят плакать от избытка чувств. Понимают, за что их наказывают. У Брома часто бывает рвота. Влюблен он в дворняжку. Хина все еще невинная девушка. Любит гулять по полю и лесу, но не иначе, как с нами. Драть их приходится почти каждый день; хватают больных за штаны, ссорятся, когда едят, и т.п. Спят у меня в комнате».

Таксы Чехова вообще вили веревки из всей семьи, вспоминает брат Михаил Чехов: «Каждый вечер Хина подходила к Антону Павловичу, — клала ему на колени передние лапки и жалостливо и преданно смотрела ему в глаза. Он изменял выражение лица и разбитым, старческим голосом говорил: «Хина Марковна!.. Страдалица!.. Вам ба лечь в больницу!.. Вам ба там ба полегчало ба-б». Целые полчаса он проводил с этой собакой в разговорах, от которых все домашние помирали со смеху. Затем наступала очередь Брома. Он так же ставил передние лапки Антон Павловичу на коленку, и опять начиналась потеха». — Бром Исаевич! — обращался к нему брат голосом, полным тревоги. — Как же это можно? У отца архимандрита разболелся живот, и он пошел за кустик, а мальчишки вдруг подкрались и пустили в него из спринцовки струю воды!.. Как же вы это допустили? И Бром начинал злобно ворчать».

 

Ну и напоследок немного интересных фактов.

  • Автором шутки «Такса – порода собак определенного размера, примерно в полсобаки в высоту и полторы собаки в длину» является американский писатель Леонард Льюис Левинсон.
  • У писателя Владимира Набокова было три таксы. О своей первой собаке по кличке Бокс он писал: «Седоватая морда с таксичьей бородавкой, выдающей породу, заткнута под бедро, и время от времени его еще крутенькую грудную клетку раздувал глубокий вздох. Он так стар, что устлан изнутри сновидениями о запахах прошлого». Вторую таксу звали Трэйни («Трамвайчик»), и, наконец, последней был Бокс II, потомок чеховских Брома и Хины, с которым Набоков не расставался в эмиграции. Владимир Владимирович утверждал, что Бокс II – «единственное, что связывает его с русской литературой».
  • В комедии «Четыре таксиста и собака» главную роль таксы Фигаро исполняли по очереди пять четвероногих дублеров. Одну из них звали Берри. Это единственная такса женского пола, прошедшая кастинг. Говорили, что Берри прошла кастинг, потому что быстро бегала, высоко прыгала и глубоко копала. Но в кадр так и не попала. Берри-Фигаро провалила сцену, в которой должна была запрыгнуть на руки к таксистам: актеры трижды уронили собаку, и она отказалась прыгать дальше. Кадр получилось снять лишь с четвертой попытки – дубль исполнил самый тяжелый актер, такса Жасмин.

 

Всероссийский фестиваль такс и другие истории из жизни животных: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>