Большой фестиваль малочисленных народов

Кочевник

9 августа – международный День коренных народов мира, который в этом году отмечается в двадцатый раз. По этому случаю в этнопарке «Кочевник» вблизи Хотькова с 9 по 17 августа развернулся масштабный этнический фестиваль «Дыхание Севера».

Текст: Галина Ахсахалян, фото автора

Все фотографии можно посмотреть в большом размере щёлкнув на каждое фото два раза.

В конце июня в «Кочевнике» торжественно открылось Северное стойбище, а на фестиваль обещали северных оленей и большую культурную программу. Мы сразу решили, что поедем: как-никак, Ямал – это моя родина, я северянка в третьем поколении, а родственники до сих пор там живут. Я прожила в селе Мужи около Салехарда 17 лет и еще пять лет приезжала на каникулы, но воспринимала оленьи упряжки, коренное население в национальных костюмах и северные пейзажи как обычный фон своей жизни. А сейчас по этой экзотике начинаешь очень сильно скучать. На открытие фестиваля мы отправились с родными и друзьями на двух машинах и остались очень, очень довольны – и те, кто уже был в «Кочевнике», и те, кто приехал туда впервые.

Парковаться теперь можно прямо на территории, отсыпана дорога – эти перемены очень радуют. На открытие фестиваля приехало много гостей – и это радует тоже. Жаркий летний день, который можно провести на свежем воздухе в таком необычном месте – по-моему, это здорово! Общение с животными, посещение чума и яранги, концерт, северная кухня, мастер-классы, пресс-встреча с журналистами, северные игры, фотосъемка в национальных костюмах, фотовыставка и фильм о Севере – вот сколько всего подготовили организаторы в день открытия.

Несколько слов о тех, кто готовил и проводил фестиваль. Алексей Ежелев, владелец этнопарка, притягивает к себе замечательных людей. Молодые журналисты Хадри Окотэтто (представитель ненецкого народа, родом с Ямала) и Алла Набутова (представительница кумандинского народа, родом с Алтая) – были организаторами, ведущими и непосредственными участниками. Молодые, открытые, обаятельные ребята, сразу располагают к себе. За хореографическую часть отвечал ансамбль «Торнак» в составе: Баярма Бадмаева, Умка Кайпанау и Андрей Кукун. Невероятно позитивные, пластичные, зажигательные, они не только сами танцевали, но и вовлекали зрителей, и проводили мастер-классы по северной хореографии. Удивительная Люба Пуйко заплела всем желающим ненецкие косы. Люба с мужем воспитали троих своих и десять приемных детей. Все приемные дети – социальные сироты, а одна девочка круглая сирота, и они ее удочерили. Старший сын учится в Москве на железнодорожника, а пятеро младших приехали с ними на фестиваль. Культурную программу для детей Пуйко организуют каждое лето. В этот раз повидались с сыном, посмотрели Москву, Сергиев Посад, приняли участие в фестивале, впервые увидели верблюдов. Всю жизнь они проводят в тундре, кочуют.

Дмитрий Коньков из Балашихи привез на открытие фестиваля двух северных оленей. Олени с Кольского полуострова, им второй год. Дмитрий растит их на личном подворье. Содержание сложное, затратное. Все знают, что северные олени любят ягель, но ягель растет очень медленно – 5 мм в год. Поэтому в Подмосковье олени едят свежую травку, а ягель как лакомство. В августе олени линяют и выглядят не так красиво, как могли бы, но зато у них чудесные бархатистые рожки. В сентябре они станут гладкими, крепкими. Олень для северного человека – всё. Это транспорт, еда, одежда, лекарство (пантокрин). «Их задача на фестивале – радовать взрослых и детей. Ведь немногие люди видели в своей жизни оленей, — говорит Дмитрий. — А здесь они увидят, что для северных народов олень – это самое главное в их жизни». Хадри Окотэтто рассказывал, как оленей с Ямала на самолете вывозили в Ханты-Мансийский автономный округ, чтобы увеличить там поголовье, но они убегали домой. Они находили дорогу.

Участники фестиваля – кумандинцы, ненцы, коряки, чукчи, буряты, якуты, эвенки, а также русские, украинцы, белорусы. Были волонтеры из Москвы и Подмосковья. Среди них – те, кто кочевал с настоящими кочевниками на Севере: Мария Амелина, Елена Грицай. Мария Амелина говорит на ненецком языке. На фестивале она вместе с другими девушками угощала собравшихся северной едой: ухой из семги, супом из оленины, клюквенным морсом и задавала отличные вопросы на пресс-встрече.

Пресс-встречу провел Хадри Окотэтто, человек-оркестр: он великолепно танцует, поет, играет на бубне и варгане, кричит чайкой, гагарой, вороном, полярной совой и голосами других зверей и птиц, кочует со своими родителями, то есть владеет всеми необходимыми для этого навыками; мастерит национальные костюмы и этнические украшения. Работает тележурналистом ОГТРК «Ямал-Регион». Говорит на четырех языках: ненецком, ханты, коми, русском. Немного знает английский. Наша получасовая встреча пролетела как миг. Пожалуй, я еще послушала бы Хадри – он носитель мудрости и почти буддистского отношения к жизни. Родина Хадри – тундра на побережье Карского моря, в районе пролива Малыгина. «В этом году там очень холодно. Я звоню родителям, сейчас они ходят в меховой одежде и поверх еще суконный гусь, — рассказывает Хадри. — Бывает жаркое лето – 30-35 градусов. В прошлом году была аномальная жара до 40 градусов. Начались лесные пожары, а дым весь идет в тундру, поэтому олени болели. Природа: тундра на сотни километров и много воды. Весной, во время половодья, каждое стойбище со своими оленями оказывается отрезанным от всего мира.

О культуре и обычаях наших народов широкая общественность знает пока немного. Поэтому мы и организовали наш праздник. Первые годы, когда я приехал в Москву, меня называли китайцем. А я не китаец, я ненец! Решил для себя, что о ненцах должен знать весь мир. Мы ездим по России с экспедициями. Я один как исполнитель тоже езжу, 20 августа отправляюсь в Англию в концертный тур – 10 дней – за счет принимающей стороны. Потом мы с Аллой едем на Камчатку на Алхалалалай — праздник сбора урожая. Там мы будем рассказывать про этножурналистику. Я много езжу, не могу долго находиться на одном месте. Мне раз в месяц куда-то надо выехать. Куда-нибудь подальше».

Небольшой фрагмент пресс-встречи:
- Танцы и песни, которые мы сегодня слышали – их в реальной жизни исполняют? Или это больше экзотика для зрителей?
— Основные танцующие народы – это коряки, ительмены, чукчи, эскимосы. Ненцы – не сильно танцующий народ, у нас более простые танцы. Самые живые, наверное, танцы с бубнами. Они появились после того как Советский Союз стал Россией. Все танцы в период СССР у нас ушли, всё запрещалось. Если в моем чуме услышат бубен, то сосед через речку доложит, что Хадри в бубен играет, камлает, наверно.

- Вы всему учились в своей семье или еще где-то?
— Я учился в своей семье. У нас танцы идут с детства, в игре. Ребенок играет и изображает птиц. Дети «вьют гнезда», лепят яйца из песка, кто-то хищных птиц изображает, кто-то чаек, кто-то уток, гусей. У каждой птицы свой крик, свой голос. Дети не просто издают звуки, они показывают, когда гусь спокойный, когда тревожится, когда он далеко летит. Звуки и танцевальные движения используются во время охоты, чтобы приманить дичь. Это всё живое.

- А сколько оленей должно быть у семьи, чтобы хорошо жить?
— На семью в четыре человека надо где-то 250-300 голов. Это достаток ниже среднего.

- Сколько получают оленеводы?
— Оленеводы не получают ничего, кроме 2 тысяч рублей социальной помощи в месяц. Что сам сделаешь, добудешь, продашь, на то и живешь. Никаких государственных программ поддержки нет. В этом году люди без оленей остались – вот им была оказана материальная помощь. Перевезли их ближе к озерам, где рыба водится.
Если вы в магазине покупаете килограмм оленины за 700 рублей, то ненец его продал рублей за 160, не больше. Наша ямальская оленина в основном идет за границу: Германия, Финляндия. Несмотря на то, что в 30-е годы ненцев раскулачили и всех разбросали, народ постепенно вернулся на свои прежние кочевья. Кто-то бежал в этот период, а потом вернулся.

- А есть обида на тех, кто раскулачивал?
— Сейчас уже нет. Всё прошло. У нас обычно не горюют о прошлом.

- Как вы переносите полярную ночь?
— Я нормально переношу. Мне непривычно здесь, что становится темно. Но пару дней, и я привык. Кочевники быстро ко всему привыкают. Уныние считается недостойным занятием, потому что в северных условиях может выжить только человек позитивный и радостный.

Фестиваль «Дыхание Севера» действительно устроили позитивные, радостные люди – до сих пор в памяти улыбки Аллы и Баярмы, шутки Умки, бесконечная доброта Любы и Алексея и горячее подмосковное солнце. Наверно, ребятам нелегко было танцевать весь день в меховых кисах и малицах при температуре воздуха +30, но их лица светились счастьем. Как истинные кочевники, они взяли на фестиваль то, что можно перевозить с места на место: чумы и яранги; национальную одежду; песни, танцы, обряды, традиции, язык; фотографии и видеофильмы; искреннюю любовь к своей малой родине – и щедро поделились с нами. Северное стойбище будет открыто для гостей и по окончании фестиваля. «В дальнейшем мы будем проводить здесь концерты и встречи с нашими друзьями. А друзьями мы считаем всех, кто посетил этнопарк «Кочевник», — заключил Алексей Ежелев.

Впервые текст был опубликован на сайте Школы юных журналистов «Микс»

One comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*