Фестиваль Heineken Open’er в Гдыне

2

Старушка Европа с мая по сентябрь превращается в огромную фестивальную площадку. На ней одно действо тут же сменяется другим – кочуй себе из города в город и из страны в страну. Можно продумать интереснейший маршрут недели на две, в котором будут музыка, шоу, масштаб и обязательно новые знакомства. Прошлым летом я была на двух фестивалях, а в одном из них даже принимала участие.

Текст: Анастасия Калинина, фото автора

Карта фестиваля

Первым пунктом программы стал для нас Heineken Open’er. Это один из крупнейших европейских фестивалей. Он традиционно проходит в крохотном польском городке Гдыня, вернее, недалеко от него. Чтобы туда добраться, мы полетели из Москвы в Гданьск, который к Гдыне ближе, чем Варшава. Я подозревала, что направление это не очень популярное, но не думала, что настолько. Винтовой самолёт был еле-еле заполнен наполовину. Судя по репликам пассажиров, которые нам удалось подслушать, все они направлялись туда же, куда и мы. По прилёту в аэропорту в окошке туристической информации нам дали карты обоих интересующих нас городков. Из центра Гданьска до Гдыни ходят абсолютно игрушечной наружности электрички: старые маленькие вагончики самых радостных цветов с ужасно неудобными деревянными сидениями. Все 15 минут своей поездки на этом чуде техники я с сожалением думала о людях, которые вынуждены изо дня в день им пользоваться. С благоговением вспоминаешь подмосковную электричку!

Как впихнуть?
Наконец мы добрались до места. Гдыня — крупный транспортный узел на берегу Балтийского моря, практически портовый город, и антураж у него соответствующий. Железнодорожная станция старенькая и страшненькая, абсолютно не рассчитанная на фестивальный наплыв людей. Вернее, сам вокзал, должно быть, довольно просторный, но тогда он находился на реставрации. Мы собирались застать только один, первый, день фестиваля, поэтому решили не обременять себя поисками жилья. Соответственно, все вещи мы решили оставить в камере хранения. Оказалось, что она представляет собой несколько, не больше двадцати, металлических ячеек разных размеров прямо в холле станции. Поскольку я была с большим походным рюкзаком, по габаритам мне подходила примерно половина этих ячеек, и всё бы хорошо, если бы хоть одна из них была свободна! Когда мы уже почти начали отчаиваться и думать, не вернуться ли обратно в Гданьск, прямо перед нашим носом какие-то ребята вытащили из самой большой ячейки свои вещи.
Избавившись от багажа, мы ринулись в толпу, пытаясь понять, где автобус, который довезёт нас до площадок. Он быстро отыскался, был мгновенно оккупирован и, набитый донельзя, повёз нас за город, туда, где будет громыхать фестиваль. За время этой поездки я, кажется, вполне смогла ощутить мощь польского морфлота — всю дорогу мы ехали вдоль зоны промышленных доков.

На месте феста
Сам фестиваль проходит на аэродроме Гдыня-Косаково. При выходе из автобуса перед нами открылось огромное поле, плоское, как стол, уставленное в хаотичном порядке машинами, автобусами, мотоциклами — это вход на пространство фестиваля. Подобные мероприятия всегда имеют при себе довольно обширную инфраструктуру: палаточный лагерь, парковку, стоянку для трейлеров-домиков на колесах, медпункты, фудкорты. На Open’er все это находилось на пути к самим площадкам.

Пока мы добрели до сцен, краем глаза смогли посмотреть на этот мини-город примерно в 20 тысяч жителей.


На фестивалях такого рода еду и напитки обычно не продают за деньги, а дают в обмен на квитки, которые предварительно нужно купить в пунктах обмена. Это в разы ускоряет процесс приобретения разных благ — очереди бывают огромные, но рассасываются быстро, потому что не тратится время на отсчет сдачи и прочие операции.

Еда по билетам, фототехника по пикселям
Наконец-то, обменяв деньги на фестивальную валюту, электронные билеты — на браслеты, мы смогли расслабиться. Взяли по пиву с бутербродами и стали ждать выступлений The National и Coldplay, ради которых, собственно, и приехали.

Распитие в загончике

Кстати, про алкоголь. Для его (продают только пиво) распития на фестивале был сделан специальный загончик, окруженный сеткой. Со стаканом в руках из него к сценам не пропускали. Это и хорошо — зрители, если и умудрялись напиться, хотя бы не «разгорячали» себя дальше во время выступления. Еще одно интересное ограничение — на территорию нельзя проносить фототехнику с разрешением больше пяти мегапикселей. У моего спутника при досмотре фотоаппарат в кармане так и не обнаружили, я же долго пыталась объяснить досмотрщику, который еле-еле говорил по-английски, что на пленочном фотоаппарате не бывает мегапикселей.

Главное — атмосфера
Разные площадки фестиваля стояли, ничем не отделенные друг от друга, по периметру поля. При входе каждому посетителю давали небольшой проспект с картой, названиями сцен и списком выступающих. В ожидании хедлайнеров мы в режиме прогулки послушали штук восемь разных групп и направились к главной сцене.

Нет смысла рассказывать о выступлениях, потому что нельзя передать те радость, восторг и единение, которые охватили всех зрителей. Все-таки на фестивали такого масштаба нужно ездить за хорошим звуком, видеорядом и атмосферой чего-то большого, основательного. К началу выступления группы Coldplay, знаменитой своими лазерными шоу, уже стемнело, и кислотные лучи из их установок устремлялись прямо в молодую летнюю ночь. По глазам людей было видно, что сильное и чистое переживание во время концерта заставило их забыть о том, что было днем, и жить настоящим мгновением. На этой ноте мы закрыли для себя первый фестивальный день.

Холод наступает
А нам пора было двигаться дальше. Пока народ из палаточного лагеря, одухотворенный, двинулся к фудкорту и в сторону душевых кабинок, мы заторопились обратно к автобусам до Гдыни, из которой собирались укатить сразу в Варшаву.

Как же я потом радовалась, что мы не замешкались и сразу отправились на станцию, и вот почему. Мы заранее, еще в Москве, посмотрели расписание поездов. Из него выходило, что в Варшаву мы сможем уехать только рано утром. Нам, конечно, не очень нравился этот вариант, потому что ночевать в Гдыне было решительно негде, но ничего не поделаешь. На станции мы с какими-то проволочками (раньше часа ночи билеты до столицы почему-то не продавались) обеспечили себя проездом и стали ждать. У нас был коврик-пенка, поэтому мы, недолго думая, расположились в уголке прямо на полу на станции. К тому моменту начали подходить люди с фестиваля, которые досмотрели до конца все выступления. За час станция превратилась в зал ожидания для полутысячи человек. Внутри места хватило не всем, и народ ждал электрички на ступенях в переходах к путям, на платформах, на улице. Температура воздуха начала потихоньку падать, и вся эта толпа в легких майках несколько часов дружно тряслась на холодном полу. Позже мы узнали, что во время оставшихся двух дней на фестивале не прекращались ливни, которые буквально смывали палаточный лагерь, а погода начала портиться как раз в день нашего отъезда.


Уставшие, толком не спавшие, мы наконец загрузились в поезд и поехали в Варшаву, из которой я потом укатила на несколько дней в Будапешт и дальше — в Нови Сад, на фестиваль Exit, где мне предстояло быть волонтером.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*